Трагедия в жизни актрисы Людмилы Марченко: старый любовник, потеря ребенка и тотальное одиночество

Красивые, талантливые женщины как яркие огоньки притягивают к себе сердца самых разных мужчин. Вот только далеко не всегда это заканчивается обоюдным счастьем. Сестра Людмилы Марченко рассказала про нелегкую судьбу любимицы советских мужчин.

Уже в 20 лет Людмила Марченко попала в водоворот страстей. В нее без памяти влюбился именитый режиссер Иван Пырьев, который был старше актрисы почти на 40 лет. По причине врожденной скромности артистка не могла резко отказать этому человеку, а тот от красоты Людмилы просто потерял голову. Пырьев преследовал ее, давал роли и даже помог получить квартиру. Из-за этой истории Марченко даже начали дразнить. 

«Людмилу на все лады склоняли московские сплетники, даже придумали ей прозвище — Пырченко. Я и сама не могла толком понять, что у них происходит. Спрашивала сестру напрямую, есть ли у нее что-то с Пырьевым или нет? Люда отвечала: «Нет ничего! Ну не могу я лечь в постель со стариком! Не нравится он мне, неприятен». Иван Александрович и впрямь был слишком крикливый, страшный в своей экспансивности, да и очень больной, что на его лице отражалось. Но в ответ на его признания в любви Людмила почему-то не отказывала прямо, а только молчала и улыбалась», — рассказывала сестра актрисы.

Несмотря на такой напор она влюбилась в совсем другого — женатого актера Олега Стриженова. С ним артистка познакомилась на съемках фильма «Белые ночи» и совершенно потеряла голову. Они начали тайно встречаться в квартире Людмилы Васильевны, которую ей предоставил Пырьев. Марченко хотела быть счастливой вместе с Стриженовым, он уверял что разведется, но этого не случилось. Через полгода ей пришлось вернуться в отчий дом. Прямо на пороге она упала в обморок. Приезжий врач сказал: «Все понятно, делали аборт, да еще в домашних условиях». После этого больше забеременеть она не смогла. Сама актриса считала это наказанием Бога за опрометчивый поступок, тем более что в дальнейшем все ее мужья неистово мечтали об отцовстве. 

С первым мужем Владимиром Вебренко Марченко прожила не более года. Вокруг пары постоянно вились слухи о ее романе с 60-летним Пырьевым, который не оставлял своей затеи завоевать расположение красавицы. Позже у нее завязался страстный роман с геологом Валентином Березиным, но и он оказался провальным. Выяснилось, что у него уже есть семья и ребенок на стороне. Более того, он страшный ревнивец! Подозревая, что любимая все же изменяет ему со знаменитым режиссером он жестоко избил ее.

«В институте Склифосовского, куда привезли сестру, никто не узнал в ней, изуродованной, популярную актрису. Им не было дела до сохранения ее красоты, надо было спасать ее жизнь! В итоге и на голове, и на лице остались шрамы. Когда мы с мамой увидели Люду — расплакались! Мама, выйдя из палаты, воскликнула: «Ей ведь только двадцать шесть лет!» Приходили, конечно, в палату и следователи, но Людмила твердила: «Это автомобильная катастрофа». Не хотела выдавать любимого, а ведь сама от горя словно окаменела. С тех пор и выпивать начала сильно, заливала водкой и стресс, и головные боли, которые стали ее преследовать», — делились переживаниями родственники актрисы порталу starhit.ru.

 

В итоге от нее отвернулся и Пырьев и вся кино-братия. Была попытка избавиться от шрамов на лице с помощью пластической хирургии, но она не увенчалась успехом. Чтобы притупить душевные и физические страдания актриса начала выпивать в полном одиночестве. Это ее и погубило. Как-то раз она сказала своей семье: «Что мне этот кинематограф дал? Я с изуродованным лицом, без детей, без денег. Лучше бы я воспитательницей в детском саду работала!» К сожалению, вытянуть в молодости счастливый билет еще не означает выиграть настоящее счастье, даже если ты красива и талантлива, как Одри Хепберн», — рассказала сестра звезды. 21 января 1997 года Людмила Марченко ушла из жизни из-за банального гриппа.

Источник: obaldela.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Трагедия в жизни актрисы Людмилы Марченко: старый любовник, потеря ребенка и тотальное одиночество